Рецензия на фильм «Чудо-женщина. 1984»: Эффект кроличьей лапки

Оценка: 6 из 10

Блокбастер «Чудо-женщина: 1984» выйдет в российский прокат 14 января 2021 года. Режиссёр: Пэтти Дженкинс. В ролях: Галь Гадот, Крис Пайн, Кристен Уиг, Педро Паскаль, Робин Райт и другие.

Что это за дикий редкий зверь такой – громкий, огромный и цветастый? Что говорите, блокбастер в 2020-м году?! И прямо на большом экране? Да быть такого не может! Хотя, кажется, что всё-таки может – по крайней мере, там, где кинотеатры ещё/уже открыты и функционирует сервис HBO Max, на котором фильм появится в один день с кинотеатральной премьерой. У нас же «Чудо-женщина: 1984» станет первым блокбастером года 2021-го – что с символической стороны выглядит воодушевляющее для проката и индустрии в целом. Но вот в плане качества и оправданных ожиданий, возлагаемых на фильм не только фанатами комиксов, но и теперь всех заскучавших по зрелищному кино зрителей, сиквел Пэтти Дженкинс может произвести крайне удручающий эффект.

С момента выхода первого фильма прошло три года, но по хронологии – практически 70 лет. Диана (Галь Гадот) окончательно ассимилировалась в мире людей, периодически переодеваясь в доспехи Чудо-женщины и спасая невинных людей от происков гнусных преступников – в общем, обычная рутина любого супергероя. На дворе кислотный, ревущие 80-е – это значит, что люди носят странные причёски и одежду, Америка вступила в «эру Рейгана», технологии только-только начинают взаимодействовать с человечеством. Диана работает в археологическом агентстве, изучающем всяческие старинные артефакты. Одним из таких оказывается мистический камень желаний, становящийся главным элементом завязки сиквела. Камень исполняет одно любое желание, но действует по принципу кроличьей лапки – то есть забирает что-то важное взамен. Диана все эти годы мечтала только об одном: чтобы её возлюбленный лётчик Стив (Крис Пайн) снова оказался с ней…

Пэтти Дженкинс, видимо, тоже прибегла к услугам камня желаний, чтобы создать этот сиквел, в результате чего пришлось пожертвовать самым сокровенным, что было в оригинале, – его очарованием и искренностью. На выходе получилось два с половиной часа утомительного прямолинейного повествования, которое слишком вторично, чтобы завладеть вниманием зрителя, и слишком по-детски наивное, чтобы натолкнуть его на какие-нибудь далекоидущие выводы (как это удалось первой части). Три года назад Дженкинс представила не только увлекательное размашистое приключение с огромным сердцем, но и вполне убедительное антивоенное кино, размышляющее на темы гуманности и важности мира. Теперь же перед нами красочная пустышка, состоящая из нескольких недоваренных идей, не складывающихся по итогам ни в одно цельное утверждение. Для чего всё это? Показать, каким деструктивным может быть эгоизм человека? Или то, что всегда стоит бояться своих желаний? Как ни печально, но сиквел вернулся на уровень морализаторства самых обычных комиксов, написанных с единственной целью – прочитать и забыть.

Первая «Чудо-женщина» не навязывала идеи феминизма, но была прекрасным их воплощением, когда сильный женский персонаж в центре истории становился её изюминкой и преимуществом. Сиквел напоминает об этом в самой первой сцене, где мы оказываемся на острове Амазонок во время соревнований – ещё молодая Диана впервые принимает участие в столь значимом событии. Динамичный пролог так и остаётся единственным моментом, в котором женщины представлены во всей своей красе в дорогущем студийном блокбастере. Дальше набор плоских манипуляций: в фильме прослеживается какой-то нескончаемый поток мерзких мужиков, которые постоянно пытаются раздеть глазами всех женских персонажей, они домогаются, ведут себя как потенциальные насильники и извращенцы, а зачастую и как полнейшие придурки. К последним относится и главный злодей фильма – бизнесмен-телеведущий Максвелл Лорд (Педро Паскаль на все деньги отыгрывает поехавшего Николаса Кейджа времён своей карьеры в 90-х).

Вокруг тотальной токсичности мужчин стоится сюжетная ветка ещё одного значимого персонажа фильма – Барбары (Кристен Уиг), классическая серая мышка, неуклюжая женщина-учёный, которая мечтает быть такой же классной, как Диана. Тут создателем надо отдать должное: сюжетная тропа «закомплексованная тихоня, постепенно становящаяся злой и стремящаяся отомстить всему неблагодарному миру» как раз является атрибутом фильмов 80-х. Совсем другое дело, что всё это уже бесповоротно устарело, и создатели «1984» так и не нашли способа освежить сюжетную арку Барбары. Лишь только сделали акцент на том, что её всегда (вот прямо ВСЕГДА) окружают всякие мужланы, насильники и абьюзеры – как после такого не превратишься в дикую кошку, мечтающую выцарапать всем недоброжелателям глаза.

Иронично во всём этом следующее: как бы многое не строилось в фильме вокруг демонизации мужчин, самым цельным, симпатичным и попросту оставляющим после себя лучшее впечатление является Стив. С его появлением на экране «Чудо-женщина» становится определённо лучше – дело не только в заигравшей новыми красками любовной линии, но и в небольшой приземленности происходящего (особенно когда тебе суют очередной сюжет про мировое господство и древнее зло). Кроме того, Крис Пайн всё так же замечательно отыгрывает комедийные моменты – а с учётом того, что он играет парня из времён Первой Мировой, проснувшегося в 80-х, то таких моментов предостаточно, чтобы не просидеть весь фильм с каменным лицом.

Тот факт, что герой Пайна выделяется за счёт своей добросердечности, харизмы, искренности, наталкивает на мысль, что Дженкинс как бы намекает нам на то, что эпоха настоящих джентльменов канула в лету. Чтобы мужчина придержал тебе дверь и (условно) покатал на своём самолёте по искрящемуся фейерверками ночному небу 4 июля, он как минимум должен был воспитываться в начале прошлого века. Грустно, конечно, всё это – правда, ещё печальнее, что в конечном счёте появление Стива в сюжете сиквела – это не больше чем сценарная функция, нужная для эмоционального момента перед третьим актом любого кинокомикса, где будут пафосные драки с главными злодеями, сопровождающиеся тоннами спецэффектов и сомнительными строчками диалогов о том, что истина превыше всего.

Истину символизирует волшебное лассо Дианы, с которым в сиквеле связано большинство экшен-сцен. Они, к сожалению, тоже вряд ли порадуют искушенного зрителя – хотя бы потому, что как минимум две долгие массивные экшен-сцены являются копиркой аналогичных, но снятых с куда меньшим количеством графики сцен из «Индианы Джонса» (причём из двух разных частей). Ещё с помощью своего лассо Чудо-женщина научилась летать, используя его как какой-нибудь Человек-паук паутину. Благо хоть Галь Гадот осталась всё такой же лапочкой, от которой трудно отвести взгляд. Играть ей тут особо нечего (только показать сначала одиночество, а затем трудную дилемму), поэтому давайте просто наслаждаться тем, как Гадот здорово смотрится в этих причудливых доспехах.

Вторая часть уступает оригиналу практически во всём (за исключением, возможно, главного антагониста – маниакально-экспрессивный Паскаль всё-таки заметно удачнее карикатурного компьютерного Тьюлиса). Однако Ханс Циммер потрудился на славу, чтобы саундтрек к «1984» хотя бы не уступал великолепному героическому скору Руперта Грегсона-Уильямса. Периодически героический пафос Циммера разбавляется игривыми синт-мелодиями 80-х, что идёт фильму только на пользу, а вместе с композициями New Order так и вообще всё на мгновение становится значительно лучше, позволяя забыть, какой посредственный блокбастер мы пришли смотреть спустя столько месяцев застоя.

Вадим Богданов, InterMedia

кино, рецензия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на наши новости:

Журнал о жизни, людях,
развитии и пространстве.

Социальные сети